В поисках мира

Быстрый-быстрый бег, изо всех сил. Он должен уйти, он не может не уйти. Инфосканер снабжал его надежной информацией о местности на тысячи метров вокруг, но у него был громадный недостаток – он не мог определить местоположение живых существ. Только информация о местности – любом угле наклона любого холмика и деревца, видах произрастающих растений, рельефе местности – словом, куча бесполезного хлама. А вот самого важного он не показывал, и это стало очевидным совсем недавно. Конечно, у него еще оставался тепловой датчик – верный спутник любого путешественника измерений – но и он оказался бесполезен! Ну кто же мог предположить, что его забросит сюда и, главное, на столько!

Единственное, что могло его сейчас спасти – это его собственные ноги, да возможности его «реактивного ранца», работающего на жидком водороде. Последнее изобретение физики! Непревзойденные возможности перемещения! Путешествие в одно мгновенье! Бла-бла-бла… Уж что-что, а скромность определенно не входила в число иных многочисленных достоинств физиков Центрального Института Познания. Все, на что хватало этого ранца – полчаса полета над землей на высоте двадцати-тридцати метров, а потом до новой перезарядки его можно было благополучно отправлять на склад. Собственно говоря, главная проблема как раз и состояла в том, что заряда в нем осталось от силы на две-три минуты…

Десять тысяч метров… девять с половиной… пятьсот… четыреста… Настигают. Так ему не уйти. Все, последний шанс спастись… Он активировал свою «непревзойденную возможность перемещения». Последний шанс спастись… Звезды в глазах… головокружение… привкус крови во рту… За эту возможность спастись тоже приходится расплачиваться. Свист и рокот за спиной, резкий отрыв от земли, бросок вперед и вверх через пространство, свистящий в ушах воздух…

Десять метров… двадцать… двадцать пять… хватит. Он вновь включил инфосканер. Вот теперь ты мне очень поможешь, дружище! Сейчас быстро отыщем положение своего «Вепря». Всего лишь десять километров для сканера – ерунда. А вот для него десять тысяч метров – не шутка, если их надо преодолеть за две-три минуты. Только бы добраться, только бы уйти, а там его ждет не дождется его родной «Вепрь». Он уйдет отсюда – ему здесь не место. В этом мире и в этом времени.

Да, милые же, однако, зверушки ему попались! Он и не узнал их сначала – стоял, глупо вытаращив глаза, потерял столько драгоценных секунд… Странно, но он понял то, кого встретил в этом времени, уже лишь с погоней за своими плечами. Да, он вспомнил их. Когда-то еще в детстве в компьютерной базе космического корабля его отца он наткнулся на мало что говоривший ему тогда фрагмент текста:

«Информационный код: 1231256451.
Код типа информации: 534543254.

Код раздела: 534535.
Вид информации: для общего пользования.
Доступ: открытый.
Метод шифрования: отсутствует.
Шифрование: не применяется.
Источник: информационные фонды Центрального Института Познания.
Наименование: «Доисторические обитатели планеты Земля галактики Млечного Пути. Фауна. Динозавры».

Ему тогда было понятно все кроме последних трех предложений.

Динозавры… Вот один из них перед ним – точнее говоря, за ним. Двести километров в час, дикий рев воздуха в ушах… Хорошо, хоть скафандр защищает от подобных «непревзойденных перемещений». Он отрывался. Тираннозавр (почему-то он был абсолютно уверен, что это именно он) ну никак не мог бегать с такой скоростью. Еще вчера их с ним разделяло несколько миллионов лет, а сегодня – только расстояние. Предельно малое расстояние.

Вперед, вперед, вперед. Нельзя медлить. Максимальное ускорение, одна-две минуты до окончания воздушной прогулки… Резкий писк датчика. Десять секунд до окончания полета. Девять… восемь… семь… Все, пора садиться. Заглушаемые двигатели, подогнутые ноги. Резкий толчок и столкновение с землей.

А потом он закричал от резкой вспышки боли в ногах и мысленно обругал себя последними словами за собственную глупость – ведь так и не смог за этот год научиться нормально садиться, хоть изо всех сил и гордился полученным званием «Космический первопроходец. Класс: ветеран». Ну, хоть своим «Вепрем» он управлял не в пример лучше. Не каждый новичок мог гордиться всего лишь за год полученным классом умения «ветеран», в самом-то деле!

Итак, девять километров позади, уже позади – осталось буквально пятьсот метров. Да, вот он – четкий и надежный сигнал радиомаяка его корабля на инфосканере. Пятьсот двадцать четыре метра по прямой. Да, именно по прямой он и собирался бежать. Вот только правая нога что-то плохо слушается… Ничего, вперед! Периодические кратковременные прыжки на одной ноге. Он добирался до своего космического корабля…

Задраиваемые шлюзы. Аварийная подготовка двигателей. Темный громадный силуэт, показавшийся на горизонте. Быстрее, быстрее, быстрее! Теперь он уже под прикрытием «Вепря», но для этого патрульного звездного истребителя показавшаяся на горизонте и теперь быстро приближавшаяся зверушка могла оказаться существенным противником. Поэтому надо уйти с этой планеты, уйти в другой мир – и другое время.

Быстрее, быстрее, быстрее! Руки действовали автоматически, не нуждаясь в контроле мозга – уже не раз и не два проделанная работа путешественника измерений, космического первопроходца.  Так, анализ галактического местоположения… звездная система Миракл, планета Стигс… Так, планетные координаты корабля… это я и без тебя знаю! Так, дальше… Расчет траектории и параметров взлета с планеты… Скорее, скорее, компьютер, – время не ждет, теперь не ждет…

Так, все. Подготовка системы вооружений… Ну ее нафиг! Сейчас эти жалкие пушки его не спасут, а на их подготовку требуется несколько минут, которых у него сейчас нет. Дальше, дальше, дальше! Точка полета – орбита планеты. Да, выберемся на орбиту, а там решим, что делать дальше. Все, расчет параметров закончен. Разрешение на старт? Да, да – даю это разрешение! Старт, старт, старт! Скорее же! Пятьсот метров до встречи с угрозой… Ну же!

Толчок. Встряска. Снова толчок. Снова встряска. Удар головой. Боль. Забытие…

***

Медленно открываемые глаза. Страшно болит голова… Где он? Что с ним? Он огляделся по сторонам. Привычные терминалы, пульты управления… «Вепрь» – донеслось откуда-то из самой глубины сознания знакомое и до боли родное слово. Его корабль, его верный друг, ни раз выручавший его в глубинах космических пространств. Его, носящего гордое имя первопроходца…

Выходит, он жив. Он жив? Жив! Спасся?

Надо понять, где он сейчас и куда забросило его корабль. Одинокая вертящаяся в голове мысль – «жив», шаги к навигационному терминалу, раскачиваемая из стороны в сторону голова, струйка крови из носа… Он быстро набрал запрос. Пять, десять секунд…

«Запрос номер 1432435623.
Бортовой компьютер космического звездолета «Вепрь» класса патрульный истребитель
.
Местоположение: звездная система Миракл, орбита планеты Стигс.
Код положения на орбите: 65466456
».

Наконец, до него дошло. Орбита планеты. Перед тем, как совершить столь неудачное приземление головой в стену, он успел задать курс корабля, и корабль благополучно вышел на орбиту. Сколько же уже длится его путешествие по ней? Он бросил мимолетный взгляд на датчики времени. Секунда, две, три… У него начала медленно отвисать челюсть.

Что?! Он протер глаза. Нет, приборы не могли врать – некогда изобретенный специалистами универсальный декодер временных потоков четко и надежно мог определить временной интервал, в котором находился он сам и, следовательно, и его владелец. Но… но такое? Четкие буквы и символы, собравшиеся в совершенно бессмысленные строчки…

«Тип отсчета временных потоков: нулевой год нашей эры планеты Земля галактики Млечного Пути. Год: 3056»

Три тысячи пятьдесят шестой год нашей эры по земному летоисчислению! Он улетал с планеты Земля в эту систему, когда шел две тысячи двести семьдесят пятый год, а сейчас… три тысячи? Не может быть! Или… коллапсер времени был активирован?

Коллапсер времени – исказитель временных волн, позволяющий совершать скачки в прошлое. Новейшая разработка. Он был одним из немногих, кто удостоился того, чтобы этот генератор вмонтировали на его корабль. Он заслужил это – но и задание, данное ему и другим таким же свободным космическим рейнджерам отделом Объединенного Галактического Совета по вопросам колонизации миров и ресурсного снабжения дальних систем, было непростым. Но и награда была велика – боевой крейсер под собственным управлением и такое количество кредитов, которых хватит на десять обычных жизней.

Скачок во времени, исследование миров в прошлом, внесение полученной информации в информационные банки корабля… Ученые надеялись решить проблемы сырьевого истощения систем путем транспортировки грузов во времени – столь же грандиозная, сколь и непредсказуемая идея. Ему дали лишь патрульный – быстрый и крайне маневренный, но совершенно неподходящий ни для каких иных целей кроме исследования космических пространств – корабль. Ему предстояло лишь собирать информацию – чем он и занимался до недавних событий.

Итак, временной коллапсер был активирован без предварительных расчетов. Но ведь он разрабатывался лишь для путешествий в прошлое, а так… в будущее, на несколько сотен лет… как? Но приборы не должны врать… Выходит, его унесло на восемьсот лет вперед? Он должен вернуться назад! Ведь никто никогда не пробовал использовать коллапсер времени для того, чтобы совершать скачки на сотни лет вперед… прибор просто не разрабатывался для этого. Надо протестировать генератор.

Он сел за пульт управления. Запрос, другой, третий – машина верно служила ему. Что?! У…уничтожен? Как? Он похолодел.

Тогда, взлетая с планеты, в спешке он забыл активировать атмосферные, пылевые и астероидные щиты, служившие надежной защитой корпусу корабля при путешествии в космическом пространстве. Он забыл даже пристегнуться, отчего и ударился головой при взлете. Огромная вмятина на правом боку корабля – как раз там, где вмонтирован коллапсер… Было столкновение? Но корабль не сошел с курса… видимо, бортовой компьютер все же вытянул его на орбиту даже после столкновения… Астероид? Может быть.

Но какое теперь это имеет значение?! Теперь, когда его единственная возможность вернуться домой была буквально вырвана у него из рук? Когда он оказался отделен от дома промежутком в восемь сотен лет, один перед лицом неизведанного. Он еле сумел уйти от одной опасности – и вот перед ним другая, еще более серьезная, страшная своей неизведанностью… Нет, нет, нет! Это наваждение, это морок, это сон! Тогда, обессиленный и измученный недавними потрясениями, он упал на пол корабля и потерял сознание.

***

Спокойные и ритмичные стуки сердца. Глубокое ровное дыхание. Вдох, выдох. И снова – вдох, выдох, вдох, выдох. Спокойно, только спокойно. Все в порядке, все хорошо. Безвыходных ситуаций нет. На свете нет безвыходных ситуаций – и он найдет выход и из этой. Найдет, какой бы нелепой и безысходной она не казалась. Может быть – да, может быть, что она и безысходна на первый взгляд, но лишь только на первый взгляд, полный страха и неверия в себя. Второй взгляд будет мудрее, он станет не причитанием, но поиском выхода из ситуации, поиском ее решения. Теперь он смотрел вторым взглядом.

Временной коллапсер уничтожен. Он не может вернуться в прошлое, не может передвигаться во времени вообще. Он застрял в этом времени, и самое разумное для него теперь – это жить в нем. Жить в этом времени до тех пор, пока он не сможет найти способа вернуться назад. Сможет ли вообще? Глупый вопрос, бессмысленный. Он не знает на него ответа. Может быть – да, может быть – нет. Но самое разумное, что он может сейчас сделать – это начать осваивать это время. Он не зря, совсем не зря носит гордое имя первопроходца – он и станет этим первопроходцем в три тысячи каком-то там году.

Итак, решено. Мосты сожжены. Нет способа вернуться назад – поэтому будем шагать вперед. И кто знает – что ждет его за горизонтом?

***

Заглушаемые двигатели корабля. Уже до боли знакомый пейзаж. Те же планетные координаты, та же планета в той же звездной системе. Здесь начался его столь странный путь – здесь же он и продолжится.

Он проверил себя. Вроде все на месте. Скафандр на нем. Всякая другая электронная мишура тоже. Запас сжиженной еды на месяц. Оружие? Да, вот он висит у него на поясе – верный лазерный полуавтоматический пистолет LZ-195. Сердце? Да, в сердце смелость, непоколебимая решительность и проснувшаяся страстная жажда приключений.

Солнце на сине-зеленом небе планеты Стигс. Мили и мили пути впереди. Куда? К цивилизации. Он очень надеялся, что здесь такая есть. Не может быть, чтобы эта планета с ее столь живописными пойменными лесами и равнинами ни была заселена и колонизирована, чтобы она ни стала домом каким-то другим обитателям этой вселенной в три тысячи каком-то там году. Он верил в это и шел вперед, он шагал равнинами планеты.

***

Выстрел. Кувырок. Снова выстрел. Он и не предполагал, что такая красивая с виду издалека флора джунглей этого мира может оказаться столь опасной вблизи. Лианы-хищники, обвивающие его за ноги и руки, блокирующие любой доступ и возможность достать оружие. Гигантские чашелисточные растения наподобие увеличенных в двадцать раз земных росянок, что безошибочно угадывали его местоположение и жадно разевали свои «пасти», полные множества острых как иглы листков. Корни деревьев, как будто нарочно цепляющиеся за ноги и не дающие пройти… Эти джунгли очень не любили чужаков – но это стало ясно не сразу.

Рывок. Опять лианы оплетают его с ног до головы, пытаясь вырвать смертоносное оружие. Нет, так просто вы меня не получите! Кувырок. Разворот. Выстрел. Очередная лиана стекает на землю сжиженной массой. Вот еще одна… Выстрел. В лицо ударили ошметки гнусно пахнущей зелени… Свист сверху… Вниз! Что-то мелькает над головой –  потом увидим… Или лучше не увидим вовсе?

Уйти? А он сможет? Во всяком случае, стоит попытаться. Так, на размышления доли секунды… Решено – прорвемся! Кувырок по земле подальше от того места, где он столь несвоевременно распластался по земле. Вот он вскакивает на ноги… вновь шум рассекаемого воздуха… разворот навстречу опасности… поздно! Он не успевал. Предельно напрягшиеся в извороте тела мышцы… дикая боль в суставах… зеленая чешуйчатообразная масса, нависшая перед лицом… что-то больно вцепилось в руку, пытаясь проломить скафандр… изворот… оружие выпадает из рук…

«Это конец», – мелькнула мысль. Без оружия он здесь не воин…

Хлесткий удар по шлему. Звезды в глазах – но шлем выдержал. Последний, отчаянный рывок, попытка вырваться из оплетшей его сети… Куда там! Его держали мертвой хваткой. Как бы ему самому скоро не стать мертвым… Что-то ужасно тяжелое, упавшее сверху. Кровавое марево, застелившее глаза. Не вырваться, не вырваться, не вырваться… Уже не вырваться… Конец…

Нет, нет, нет! Я не сдамся! Я воин, а воины не сдаются – они или побеждают врага, или умирают на поле брани. Я должен победить! Должен… но как?! Он даже не мог пошевелиться – плотоядные обитатели сей планетки держали его как нельзя более крепко. Как? Как? Как?! Разум метался в поисках решения…

Глупец! И как же я раньше не вспомнил?! Уже однажды спасшее его изобретение – может быть, оно поможет и теперь? Должно помочь! Полностью заряженный жидким водородом реактивный ранец, «непревзойденная возможность перемещения» – не шутка. А для его активации требуются лишь малейшие усилия – мозговой сигнал, посланный на бронированный нейро-импульсный шлем скафандра…

Вновь уже знакомый рев позади… рывок… хруст и скрежет… Вот оплетшие его ветви рвутся, какая-то тварь слетает со шлема и уносится диким потоком воздуха… Свобода! Десять, двадцать метров… Свобода!

До чего же это здорово, когда тебя никто не сплющивает и не давит, и ты можешь спокойно и ровно дышать! Сине-зеленое небо. Десятки километров джунглей планеты. Куда же ему выбрать путь?

«Домой», – пришла непрошенная мысль.

Нет! Он не может вернуться домой… пока не может. Его путь здесь – под солнцем этого мира, в этом мире в поисках мира лучшего. Он – вечный космический странник, бороздящий бескрайние просторы вселенной. Он – воин, он – исследователь, он – борец. И его путь теперь здесь. Здесь.

***

Бескрайние километры пути впереди… Далеко, насколько хватало взгляду, тянулась все та же нескончаемая поросль джунглей. Хотя, нет… Вот далеко впереди мелькнул какой-то просвет. У него заслепило в глазах. Какое-то громадное плато, горы… Ближе, еще ближе, буквально пять десятков километров…

У него перехватило дыхание. Город! Господи, город! Планета обитаема, она обитаема! «Братья по разуму, кто бы вы ни были, я нашел вас!» – захотелось крикнуть ему. Это было поистине удивительное чувство – видеть и знать, что ты не одинок в этом мире в три тысячи пятьдесят шестом году…

Вперед, вперед! Он должен встретить и увидеть обитателей этой планеты! Да, и теперь у него появляется шанс уйти отсюда в свое время… Шанс невелик, но все же, все же… Что-то больно екнуло в груди.

Тридцать километров, двадцать пять… Вновь вспышка перед глазами. Cознание… Как будто чей-то разум пытался проникнуть в его сознание – тихий вкрадчивый голос и спокойное созерцание. Восемь, десять, двенадцать секунд… Он перевел дыхание. Странное чувство отпустило его, но какое-то побочное ощущение внутри все же осталось.

Его проверяли… Да, его проверяли. На что? Нет ответа. Он прошел проверку? Тишина. Как бы то ни было, обитатели этой планеты пока никак не выдали себя, и он спокойно продолжал полет. Что ж, долетим – и узнаем.

Вот он уже совсем близко, осталось буквально пять километров. Только теперь он увидел, что то, что издалека представилось ему городом, совсем не походило на город в полном смысле этого слова. По крайней мере, это не походило на город, свойственный Земле в третьем тысячелетии.

Сверкающие купола зданий. Совсем-совсем не видно ни трасс, ни дорог – ничего, что хоть чем-то бы напоминало земной город. Сады, огромные площади садов. Ни заводов, ни механизированных комплексов, ни громад-небоскребов – ничего такого, чем столь выделялась Земля его времени.

Сады и парки. Сверкающие купола, покрывающие удивительной формы сооружения – не параллелепипеды и цилиндры земных построек, нет. Здесь каждое здание было особым, оригинальным, как будто бы изначально сотворенным в красоте. Казалось, что на эту планету вернулись времена деревянного и каменного зодчества его предков второго тысячелетия – только в еще более обогащенной форме. Извивы, перегибы, перекаты… Здания-фениксы. Здания-спирали, сверкающие всеми цветами радуги. Здания – раскрывающиеся бутоны цветов. Здания – деревья-исполины. Нигде – грубых геометрических форм, но красота природных форм, украшенная человеческим воображением.

Человеческим ли? Да и люди ли живут на этой планете? Неизвестность. Он так и не видел ни одного из обитателей планеты, а вот его уже заметили очень многие. Теперь его уже рассматривал ни один мыслительный взгляд, но десятки… может быть, даже сотни. Внимательное наблюдение и доброжелательность. Вот она начала расти и расширяться, разливаясь вокруг… Где же обитатели этого мира со столь необычными способностями? Ученые его времени уже изобрели приборы, позволяющие улавливать мысленные вибрации, но приборы эти работали крайне нестабильно и часто давали сбои – ни о каком чтении мыслей друг друга пока не могло быть и речи. Выходит, что здешние обитатели обходились без них?

Десять километров… восемь… семь… Вот они! Люди? Да, они очень похожи на людей, но не на людей третьего тысячелетия – на людей гораздо более совершенных, высоких и как будто излучающих свет. Удивительно, но он уже начинал чувствовать эти лучи, о которых наука его времени еще только догадывалась и начинала строить робкие предположения – лучи человеческой сущности, как он бы назвал их. Как, что за преображение произошло с ним, чтобы он начал ощущать эти вибрации без всяческой ненужной механики, но всем своим естеством? Может быть, он и узнает это в свое время…

Последние сомнения рассеивались – они смывались как ненужный прах, стоило лишь только продолжать созерцать этот «город» и его обитателей. Это был мир людей просветленных. Да, именно людей – в этом он теперь не сомневался. Множество из них сейчас стояли на цветочной площади и ожидали его приближения. На лицах их были видны улыбки, а глаза светились удивительным светом. «Глаза – зеркало души», – пришли к нему слова откуда-то из глубины сознания. А ведь, оказывается, в них кроется гораздо больше, чем он подозревал… Все, пора приземляться. Десять, пять метров до земли.

«Приветствуем тебя, брат по разуму», – сильный, звонкий и мужественный голос, прозвучавший в сознании. Похоже, обычный человеческий язык этим людям был совсем не нужен. Вот кто-то из них вышел вперед – видимо, глава. Повернулся к стоявшим рядом согражданам, высоко поднял руку, видимо, призывая к молчанию, а затем вновь повернулся к нему.

«Еще раз привет тебе, космический странник», – на этот раз это был обычный человеческий язык. Не мысленное обращение – живое слово из уст! И снова сильные и мужественные слова, полные непоколебимой уверенности и силы – говоривший был прирожденным лидером – «Откуда ты прибыл к нам, путешественник?»

Он ответил. Сзади как-то оживленно начали переговариваться уже на обычном языке, однако он не мог понять ни слова из их речи. Лидер снова поднял руку, призывая к молчанию, и все стихло.

«Мои собратья удивлены и обрадованы. Твоя экипировка… выглядит достаточно странно. Я не могу припомнить, чтобы где-то в мирах Великого Союза Планет она бы создавалась и использовалась. Тем более… на Земле. Поэтому мы хотим задать тебе вопрос, путешественник – кто ты на самом деле? Я не хочу вторгаться в твои мысли и память, хотя и мог бы. Ответь правдиво. Мы не причиним тебе вреда – прошлые тысячелетия войн наших предков многому научили нас. Ответь правдиво – кто ты и откуда ты прибыл в наш мир?»

Заинтригованные и полные интереса взгляды стоявших перед ним людей. Сказать? Так у него появится шанс вернуться домой… С теми возможностями, которыми обладали люди этого времени, у них наверняка должно быть средство путешествия по эпохам! Только, конечно, сначала он все же задержится тут и попробует узнать побольше о тех, кто живет в этом удивительном мире.

«Две тысячи двести семьдесят пятый год. Путешествовал во времени по заданию Объединенного Галактического Совета. Коллапсеры времени. Выполнял задание по сбору ресурсов и информации о дальних мирах».

Четко, как при военном докладе прозвучавшие слова – ему было нечего скрывать. Его слова стихли в мгновенно наступившей тишине. Секунда, две, три… мучительная тишина затягивалась. Даже лидер был, казалось, удивлен таким поворотом событий. Но – только на мгновение. Ему определенно было не привыкать к самым неожиданным обстоятельствам и поворотам.

«Теперь все ясно, Роберт. Ты ответил полностью правдиво. Да, наши далекие предки когда-то занимались подобными экспериментами с временными волнами, но они упускали из виду главное – возможности человеческого духа, заложенные в самом его естестве. Земные ученые третьего тысячелетия пытались жалкой механикой заменить высшую человеческую природу… конечно, практически безуспешно.

Да, ты еще не знаешь этого, но я скажу: те коллапсеры, о которых ты говоришь – они работали совсем не так, как это изначально предполагалось при их создании. Путешествие в прошлое с точностью до секунд, да? Так тебе расхвалили это изобретение в Межгалактическом Совете? Ну дак вот – ни о каких секундах, минутах, часах и даже годах не было речи. Сотни, а может быть и тысячи лет – такова была точность этих «приборов». Плюс нестабильность в работе – прыжки в будущее не были предусмотрены, а прыжки из прошлого в «свое» время должны были происходить без сбоев.

И то, и другое на деле оказалось вымыслом. Сотни и тысячи путешественников, «застрявшие» в прошлом. Еще сотни, ушедшие в будущее на неопределенное число столетий. Да, да, не удивляйся – ты был таким не один, были и другие соратники по «несчастью». К нам прибыл такой триста земных лет назад. Некоторые мои собратья не встретили его, когда он приходил и уходил из нашего мира – наша земная жизнь все же ограничена временными рамками – и поэтому они были столь изумлены, увидев тебя. Теперь они знают истину.

Как я сообщил им и откуда знаю твое имя? Постой, постой, любопытный! Все узнаешь в свое время. У тебя его будет много – достаточно. Кто те враги, что напали на тебя в джунглях? Генетическое оружие предков, созданное для войн. Мы очищаем планету, но это долгий труд. Мы не можем так просто уничтожать жизнь – мы должны ее преобразить. А теперь пойдем за мной – я приглашаю тебя в наш мир в мириаде других прекрасных миров во вселенной. Следуй за мной. Ты будешь здесь нашим гостем, Роберт».

***

Он узнал все. Нет, не все – многое. То, что его сознание было готово принять.

Четвертое тысячелетие. Колонизированные и преображенные миры вселенной, объединившиеся в Союз Планет. Мир и процветание, изобилие и красота, сведенная до минимума промышленность, подземное производство, совершенные технологии переработки, человеческое творчество, дающее плоды красоты. Но это все – на поверхности, а в глубине – люди, достигшие огромных высот духа. Не нуждающиеся в нелепых механических аппаратах, развившие свой природный, свой высший потенциал – способные лечить духовно и видеть сущность человека, читать мысли и предсказывать будущее. Братья и сестры единого мира, единые с ним. Уже несколько столетий ни в одном из миров Союза не было войн – они просто не были нужны. Они умерли как пережиток ветхости, как пережиток самости и черствости, как пережиток животной злобы. Войн больше не было, насилия не было – была единая процветающая Вселенная, Великий Союз Планет.

Все это он узнал не сразу. Он пробыл на планете много дней… много лет. Он не оставил мечты вернуться домой – иногда по вечерам сердце его омывалось светлой грустью, а воспоминания о родном мире бередили ум. Правда, теперь и этот мир стал родным как каждая планета во вселенной. Он сможет вернуться домой, когда закончит свой рост здесь. Сможет путешествовать во времени не механически, а с силой духа. Но для этого ему еще надо пройти долгий путь, пройти многие ступени. Он верил, что этот день когда-нибудь настанет. И он работал.

25.12.2004